Круглые отличники

55 исполняется промышленной добыче нефти в Томской области и ее северной столице – городу Стрежевому. Для меня эпоха освоения подземных кладовых – это лучшая часть моей жизни. А Стрежевой – город моей молодости, где я 15 лет жил и работал.

Север для меня приоритет ещё и потому, что эпидемия, вызванный ею кризис и резкое сокращение нефтедобычи в результате сделки ОПЕК+ обострили социальные проблемы. Раньше многие из них удавалось решить с помощью градообразующего предприятия. Сегодня без особой поддержки области стрежевчанам не обойтись. И накануне двух юбилеев мы побывали на томском севере с большой командой.

Почти за 10 лет работы губернатором я никогда не позволял себе популистских заявлений и старался не обещать того, что не мог выполнить. Многое удалось построить – от моста через Вах до концертного зала, который мы открыли пять лет назад вместе с маэстро Валерием Гергиевым.  

Но решить все проблемы в Стрежевом взмахом волшебной палочки не получится. На мой взгляд, сегодня главные проблемы в социальной сфере нефтеграда связаны с работой городской больницы. Это износ оборудования, зданий и помещений и это проблема кадров – в больнице не хватает врачей и среднего медперсонала. Как показывает практика, медики, переехавшие на север по программе «Земский доктор», рассматривают эту работу как временную, не задерживаясь дольше пяти лет. А значит, нужны дополнительные механизмы закрепления специалистов.

Конечно, есть причины этих проблем. Причина № 1 – недоработка нашего департамента здравоохранения. Централизация управления всеми учреждениями в областном центре, наверное, была правильной и нужной. Но в случае со Стрежевым и Александровским эта реформа не сработала. Время показало, что управлять больницей за тысячу километров не всегда получается. И в Стрежевом я поручил облздраву рассмотреть особый порядок этого взаимодействия.

Причина № 2 более объективная. Она называется «эпидемия». К сожалению, система здравоохранения и в нашей стране, и в мире не была рассчитана на эпидемию такого масштаба. Нам пришлось перестраивать работу учреждений здравоохранения, что называется, на ходу. Часто медики действовали в ущерб оказанию плановой медицинской помощи, оказывая только экстренную. Российская система здравоохранения, кстати, справилась с перенастройкой лучше и успешней, чем подавляющее большинство стран. Да и вакцину мы создали первыми. Но говорить, что у нас не было ошибок, было бы неверно.

Какие в связи с этим я принял решения? Мы приобретаем для стрежевской больницы необходимое оборудование. Его реестр облздрав составил вместе с горожанами. Не буду перечислять всё, скажу лишь, что цифровой томограф и маммограф появятся в больнице уже в этом году. Мы начинаем ремонт больницы. Обязательно дойдём до каждого помещения, но это работа не одного месяца и даже года.

И, наконец, мы начинаем системно решать кадровый вопрос стрежевской медицины. Если мы хотим закрепить медиков в городе, их нужно обеспечить жильём. Другого пути нет. Конечно, можно изобретать ипотечные программы, но врачи в Стрежевом нужны здесь и сейчас. Поэтому я принял решение за счёт областного бюджета приобрести четыре служебных квартиры для медиков. Уверен, что этому примеру последуют городские власти и пополнят фонд служебного жилья за счёт своих ресурсов.

А завершая тему здравоохранения, хочу напомнить и настоящим, и бывшим жителям Стрежевого, что на стрежевчан и александровцев работает не одна, а сразу две системы здравоохранения – Томской области и Югры. За пять лет через Фонд обязательного медицинского страхования мы заплатили за оказание медицинских услуг для стрежевчан нашим соседям из ХМАО более 600 миллионов рублей. За лечение александровцев за пятилетку направили в ХМАО 118 миллионов. И это тоже вклад Томской области в здоровье северян, которые экономят время и деньги на перелёты и пребывание на лечении в Томске. Поэтому, критикуя систему городского здравоохранения, нужно все-таки быть объективным. Она несовершенна, но совсем уж сгущать краски всё-таки не стоит.

Ещё одна проблема – состояние стрежевской библиотеки. Её здание построено в 1975-м году, прямо скажем, по проекту не для Сибири. Библиотекари и посетители мёрзли тут ещё в мою бытность. Но сегодня, когда зимой в морозы температура внутри здания доходит до 8-12 градусов, ситуация стала просто нетерпимой. Утеплять здание бессмысленно, поэтому я принял решение перевести библиотеку в здание бывшего 15-го училища.

Одним из самых сложных в Стрежевом всегда был вопрос транспортной доступности. Семь лет назад благодаря нашему соглашению с главой Югры Натальей Комаровой и тогдашним председателем правительства Дмитрием Медведевым сообща мы построили мост через Вах. Вместе решили проблему длиной в несколько десятилетий. Стрежевчане перестали платить за паром, стали более мобильными. Стало быстрей и комфортней ездить в Нижневартовск, посещать торговые центры наших соседей, пользоваться социальной и транспортной инфраструктурой. Мы создали нормальную добрососедскую агломерацию без всяких изменений границ регионов, о которых говорят горячие головы.

Но, конечно, нам нужно активно развивать и транспортную связь Стрежевого с Томском. Главное звено здесь – аэропорт. Из-за отсутствия по объективным причинам достаточного количества рейсов экономика аэропорта была тяжёлой всегда, но сегодня она уже за гранью. Я поручил своему заместителю Игорю Шатурному до ноября представить план оздоровления аэропорта - через расширение программы субсидирования, увеличение количества рейсов и другие меры.

Четыре года назад мы начали субсидировать стоимость авиабилетов в Стрежевой для молодёжи младше 23-х лет, для мужчин от 60-ти и женщин от 55-ти лет. Для этих категорий билет будет стоить по-прежнему 5 тысяч рублей. Но и остальные пассажиры теперь станут платить меньше. Для тех, кто покупает билет «Томск – Стрежевой» или «Стрежевой – Томск» за 25 дней, стоимость составит 8 тысяч. Если за 5 дней – 11 тысяч 500 рублей. Будет гибкая шкала стоимости, билеты станут доступнее.

Город преображается. Конечно, не так быстро, как этого все мы хотим, но не заметить позитивных перемен в нефтеграде нельзя. Несмотря на сложности с бюджетом, на сокращение производства, мы не сворачиваем программ развития Стрежевого. Делаем город комфортнее и для ветеранов-первопроходцев, многие из которых – мои главные в жизни учителя, и для молодёжи, которая приходит им на смену.

А молодёжь связывает с городом и с градообразующим предприятием своё будущее. И неспроста: перспективы у нашей нефтяной столицы хорошие. Тяжёлые времена для «Томскнефти», вероятней всего, проходят. Ограничения ОПЕК+ будут сняты, и в планах компании - ввести в эксплуатацию четыре новых месторождения.

При этом важно не только бурение и освоение новых участков, но и поиск современных технологий, которые позволят извлекать максимальный объём запасов. Именно над этим мы сейчас работаем вместе с нашей наукой и компанией «Газпром нефть» в рамках проекта «Палеозой». За 55 лет нефтедобычи из томских недр добыто более полумиллиарда тонн нефти. Но перспектива следующей половины века – 2 миллиарда! Уверен, вместе у нас всё получится.