Хозяева тайги – это люди
Губернатор Томской области Сергей Жвачкин обратился к томским охотникам, главам сельских районов и экспертному сообществу с предложением принять участие в формировании концепции региональной стратегии развития охотничьего хозяйства.

– В 1973 году я получил свой первый охотничий билет. Поэтому на проблемы охотничьего хозяйства смотрю не только как губернатор, но и как охотник с 40-летним стажем.

Мы решили подготовить региональную стратегию развития охотничьего хозяйства. Это желание совершенно непонятно для жителей Москвы и Санкт-Петербурга. Они, конечно, тоже ездят на охоту, но в основном для того, чтобы похвастаться ружьями и снаряжением. А для нас, сибиряков, охота – это часть жизни.

В последние годы чувствуем себя не хозяевами в нашем лесу, а шпионами, передвигающимися по вражеской территории, – настолько непонятны и запутаны правила. Старая система охотничьего хозяйства разрушена, а новой нет. Как сделать комфортным пребывание в лесу и тех, для кого охота – хобби, и тех, для кого добыча зверя – единственная возможность прокормить семью? Как упростить правила игры? Как сделать охоту отраслью экономики, что в наших сибирских условиях вполне выполнимо? Нам вполне по силам найти ответы.

Сегодня все леса делятся на три категории: общедоступные, арендные и заказники. По законодательству, общедоступные территории должны занимать не меньше 30 процентов от всех площадей. Но я против уравниловки, потому что в каких-то районах достаточно 10 процентов, а в каких-то мало и 50-ти.

Но проблема заключается еще и в том, что люди зачастую не знают, какие леса общедоступные, какие арендованы, а какие являются заказниками. Это абсурд! Человек должен знать, куда он имеет право выехать с ружьем. И как только эта ясность появится, тогда будет проще воспитывать в людях культуру поведения в лесу, спрашивать с нарушителей.

Первое, что все должны понять: заказник – это святое. Это «детский сад» для животных. Там нельзя охотиться, вырубать лес, разводить костры, собирать ягоду, там нельзя даже шуметь. Пока мы этого не поймем, никакой речи о повышении численности животного мира не может идти.

О будущем арендных территорий есть две полярные точки зрения: одни говорят, что все леса надо отнять у арендаторов, другие считают, что необходимо добавить площади. Мы будем искать золотую середину. При этом мы понимаем, для какой цели земля дана в аренду – чтобы повысить воспроизводство животного мира в охотничьих хозяйствах, провести мероприятия по восстановлению леса. Только так и никак иначе должен вести себя арендатор, если он настоящий рачительный хозяин. И мы проверим, как соблюдаются условия аренды лесов. А в тех районах, где эта работа встретит недопонимание, лично буду разбираться в ситуации.

Мы поменяем систему в порядке выдачи лицензий. Считаю, что эти полномочия должны быть отданы на уровень сельских сходов, где лучше знают, кто охотник, а кто – нет. Не исключено, что мы увеличим количество лицензий, чтобы вывести из тени наших охотников. Давайте перестанем себя обманывать, ведь мы с вами пофамильно знаем тех, кто берет одну лицензию на лося, а добывает по 20.

Необходимо совершенствовать методику учета животного мира. По данным департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды, в прошлом году в Томской области добыто 5 тысяч соболей, а всего их численность составляет 54 тысячи. В то же время выписка из управления ветеринарии свидетельствует, что в том же прошлом году клеймо было поставлено на 60 тысяч шкурок соболя… Как такое возможно? Обещаю, что и в этом вопросе мы наведем порядок.

Но давайте работать сообща. Не для того, чтобы отчитаться или докторскую защитить по новой методике. А для того, чтобы в наших лесах стало больше зверя, рыбы, ягоды. И чтобы человек, хозяин тайги, перестал чувствовать себя в ней лазутчиком.